01:13 

#2 Пнуть мёртвого льва

все истории всемогущества так заканчиваются
Бродский в своем самом знаменитом, наверное — которое М. Б. (Марианне Басмановой, той, что, на минуточку, не только его муза, но еще и талантливый художник-график) — стихотворении написал такое хлестко-унизительное, выдал такую отповедь, что вполне сойдет за словесную пощечину, какую в русскоязычной литературе еще поискать:

Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.


Как и всё у И. Б. — тонко, прекрасно, остро. И всё же...

Не поймите меня дурно (и снова Вашими словами), Иосиф Александрович, но если бы у Басмановой была возможность Вам ответить — то, боюсь, Вы тоже услышали бы много интересного и не слишком лицеприятного. Вероятно, Иосиф Александрович, главной претензией к Вам было бы то, что Вы, судя по письмам, чудовищно омертвели. И я вовсе не уверена, что это многим лучше, чем поглупеть.

С годами все мы стесываемся до округло-бесформенного, как галька на морском берегу. Порой мне даже кажется, что судьба, словно в насмешку, затирает до неузнаваемости то в нас, что было самым выдающимся и ярким. И чем дольше мы не видим человека, тем сильнее бьет по глазам эта сглаженность углов — а потому не нужно, не нужно, Бога ради, писем, по которым можно о чем-то судить. Не нужно звонков, встреч и прочих там попыток переспать по старой памяти.

Лучше бы Вы, Иосиф Александрович, спокойно себе преподавали и пользовались своим привилегированным положением лиса в курятнике. А Вы, умный бесспорно человек, всё пытались уязвить давно ставшего весьма условным адресата, посылая свои "ниоткуда с любовью" через семь тысяч километров океана и суши, границы, железный занавес и всё то огромное непонимание, которое куда сильнее и больше что океана, что суши. А ведь незачем.

Потому что не было на свете расстояния более немыслимого, чем между вами. Что бы Вы, Иосиф Александрович, ни говорили.

@музыка: Григорий Полухутенко – Всё сгорает

@настроение: Чудовищно поглупела

@темы: стихийное, их нравы, давно закопали осколки — и память не режет руки©, Юстас — Алексу, Бродский

URL
Комментарии
2014-11-24 в 13:53 

Дюнка
Вечность кончится ровно в восемь, за минуту до полного счастья.
Согласна, про стёртость.
Мне кажется, тут ещё момент — значимых людей, с которыми теряется близкая связь абсолютно все начинают додумывать. И чем дольше разлука, тем больше начинают разниться образ в голове и реальный человек. И от этого, при столкновении с человеком реальным или прочтении письма от него, возникает глубокое разочарование — как же так, почему?.. И нет ответа...

2014-11-24 в 14:36 

все истории всемогущества так заканчиваются
Просто на днях у меня было два ночных звонка от людей, которых я — кажется, все-таки — любила. И вот ей-богу, если раньше оно обходилось без ремарки "кажется", то теперь я вовсе не уверена. Лучше бы не было этих звонков, да.
Самое печальное в том, что мы додумываем людей еще тогда, когда они вроде как близки.

URL
     

Comfortably Numb

главная