• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: стихийное (список заголовков)
17:59 

lock Доступ к записи ограничен

все истории всемогущества так заканчиваются
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:02 

#15 А.Р.

все истории всемогущества так заканчиваются
Боги, яду мне, яду, двухполозного, белого — или лучше прозрачного, с искоркой голубой. С кем бы я ни была, ни спала, что б ни делала — я с тобой.
Я с тобой.
Я с тобой.
Я с тобой.

@темы: стихийное, хочешь большего — подрочи на балконе(ц)

01:14 

#7 ...все говорят, но немногие знают, в каком

все истории всемогущества так заканчиваются
Мальчик-билеты-в-последний-ряд, мальчик-что-за-роскошный-вид.
Мне плевать, что там о нас говорят и кто Бога из нас гневит.
Я планирую пить с тобой ром и колдрекс,
строить жизнь как комикс,
готовить тебе бифштекс;
что до тех, для кого важнее моральный кодекс —
пусть имеют вечный оральный секс.


Верочка, офк.

@музыка: Nautilus Pompilius – Падал теплый снег

@настроение: они слышали, как на другой стороне мешают ложечкой чай

@темы: шел Шива по шоссе, сокрушая сущее(ц), стихийное, мои, качайтесь в танце, Пётр Игнатьич, виляйте бёдрами, как блядь(ц), их нравы

02:57 

#5 Навроцкий

все истории всемогущества так заканчиваются
Ближнее Подмосковье,
дом на краю посёлка.
Кто там пошёл за водкой?
кто побежал за кровью?
кто превратился в волка?
Зыбко всё и нечётко.

Ночь и восточный ветер,
ивы, вода и тина
в лунном неярком свете.
Тени черны и длинны.

Ближнее Подмосковье,
первая электричка
курсом на Павелецкий.
Кто обернулся клерком,
менеджером-логистом,
в тамбуре курит винстон.

Что ему делать, волку
с фенечкой на запястье —
бегал всю ночь, а толку.
Хочется спать и плакать;
осень, тоска и слякоть;
привкус железа в пасти.

@настроение: зыбко все и нечетко

@темы: стихийное

14:21 

lock Доступ к записи ограничен

все истории всемогущества так заканчиваются
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:13 

#2 Пнуть мёртвого льва

все истории всемогущества так заканчиваются
Бродский в своем самом знаменитом, наверное — которое М. Б. (Марианне Басмановой, той, что, на минуточку, не только его муза, но еще и талантливый художник-график) — стихотворении написал такое хлестко-унизительное, выдал такую отповедь, что вполне сойдет за словесную пощечину, какую в русскоязычной литературе еще поискать:

Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.


Как и всё у И. Б. — тонко, прекрасно, остро. И всё же...

Не поймите меня дурно (и снова Вашими словами), Иосиф Александрович, но если бы у Басмановой была возможность Вам ответить — то, боюсь, Вы тоже услышали бы много интересного и не слишком лицеприятного. Вероятно, Иосиф Александрович, главной претензией к Вам было бы то, что Вы, судя по письмам, чудовищно омертвели. И я вовсе не уверена, что это многим лучше, чем поглупеть.

С годами все мы стесываемся до округло-бесформенного, как галька на морском берегу. Порой мне даже кажется, что судьба, словно в насмешку, затирает до неузнаваемости то в нас, что было самым выдающимся и ярким. И чем дольше мы не видим человека, тем сильнее бьет по глазам эта сглаженность углов — а потому не нужно, не нужно, Бога ради, писем, по которым можно о чем-то судить. Не нужно звонков, встреч и прочих там попыток переспать по старой памяти.

Лучше бы Вы, Иосиф Александрович, спокойно себе преподавали и пользовались своим привилегированным положением лиса в курятнике. А Вы, умный бесспорно человек, всё пытались уязвить давно ставшего весьма условным адресата, посылая свои "ниоткуда с любовью" через семь тысяч километров океана и суши, границы, железный занавес и всё то огромное непонимание, которое куда сильнее и больше что океана, что суши. А ведь незачем.

Потому что не было на свете расстояния более немыслимого, чем между вами. Что бы Вы, Иосиф Александрович, ни говорили.

@музыка: Григорий Полухутенко – Всё сгорает

@настроение: Чудовищно поглупела

@темы: стихийное, их нравы, давно закопали осколки — и память не режет руки©, Юстас — Алексу, Бродский

Comfortably Numb

главная